Сайт Ричарда Баха » на главную Сайт Ричарда Баха
на главную   главная | форум читателей

Полеты фантазии

Парение высоко верху, в лазури неба: вот лучшее место для разговора с Ричардом Бахом, автором «Чайки по имени Джонатан Ливингстон». «Это сама суть моей жизни», – говорит он.

Более трех десятилетий прошло с тех пор, как увидела свет небольшая духовная книжка о полетах, сделавшей его известным на весь мир. Теперь же Бах получает шанс приобрести известность и у нового поколения – но в связи не с чайками, как тогда, а совсем с другим животным: хорьками. Первые две книги из его пяти-книжной серии «Хроники хорьков» уже вышли: «Хорьки-спасатели на море» и «Хорьки в поднебесье» (в магазинах «Скрибнерс» по 15$ в твердой обложке). Приключенческие истории о человекоподобных маленьких существах рассчитаны, похоже, на более юную аудиторию, но тема прежняя: «Удивительные вещи случаются с тобой, когда живешь согласно своему глубочайшему ощущению правильности», – убежден Ричард.

Наш полет проходит на борту его гидроплана «Лэйк» LA-4-200 (того самого, у которого двигатель и винт торчат сверху). Крутя штурвал, Ричард мягко, спокойно и доходчиво объясняет мне все, что делает в данный момент с самолетом. Мне приходит на ум, что Ричард мог бы стать неплохим дантистом, о чем я ему и говорю * (* Такая ассоциация возникает у репортера потому, что американские дантисты именно так и работают с пациентом – мягко, спокойно и доходчиво объясняют тому все, что делают с его зубами. – прим. перев.) Он смеется. «Вряд ли. Полет для меня – это метафора самой жизни: ты должен доверять тому, чего не видишь». В следующий миг он автоматически, свернув в сторону, огибает в полете белоголового орлана.

Полеты фантазии
Полеты фантазии
LA-4-200 – снаружи и внутри

«Я верю, – продолжает Ричард, – у самолета точно также есть душа, как и у пилота».
В недавно вышедшей книге «Словарь хиппи» «Чайка Джонатан Ливингстон» значится в списке книг «той эпохи, о ней, и давших ей рождение». Все верно. За исключением того, что сам Бах – не хиппи. И не школьный учитель из «Бивиса и Баттхеда». Ричард – большой, строго выглядящий мужчина, излучающий душевное тепло. Под метр девяносто ростом, с плотно стриженой седой бородой и каштановыми волосами, редеющими кверху. Сегодня на нем красная тенниска под коричневой курткой с густым ворсом и джинсы.

Полеты фантазии
Ричард на хвосте своего гидроплана

«Я – вечное проявление Жизни». Так Ричард, как известно, отвечает на вопрос о собственном возрасте (кстати, он очень хорошо выглядит, как на свои 66). Живет он на 50 горных акрах острова Оркас – о-ва Сан Хуан, штат Вашингтон, на самой границе с Канадой – со своей 32-летней женой, Сабриной.

Посадив гидроплан на озеро Уотком, Бах выбирается из кабины и присаживается сверху на корпус. «Почему именно хорьки?» – Спрашиваю я. Ответ: они умные, пытливые и навсегда завладели его сердцем. Но не только это: «Есть множество путей, которыми человек способен действовать, пускаться в настоящее приключение – и без убийств, насилия, без разрушений и мировых войн. Эти маленькие создания – совсем с другой галактики. Тысячелетия тому назад они решили более не соглашаться с идеей зла. Нет преступления, нет злобы, войн. Каждый из них живет согласно собственному глубочайшему ощущению правильности. Они очень любят действовать, любят приключения, риск. Но они не убивают друг друга ради всего этого».

«Сила личностного выбора – центральная тема моей жизни»


Допотопный пластмассовый чемоданчик для хранения завтрака – своеобразное резюме феномена «Чайки Джонатан Ливингстон». Я презентовал его перед полетом. Ричард был приятно удивлен сим ценным экземпляром (хотя затем слегка погрустнел, когда я сказал, что приобрел это на местной барахолке за «бешеную» сумму в три бакса).

Для тех, кто забыл или в ту пору еще не родился, сообщаю: то был, в 1970 году, огромный прорыв Ричарда Баха. Поначалу, правда, почти все издатели отказывались публиковать «Чайку…», но мало-помалу, из уст в уста, известность книги возрастала, пока, в итоге, она не возглавила список художественных бестселлеров 1973 года. Со всей неотвратимостью возник и фильм по ней, с саунд-треком Нила Даймонда.

Следующая книга Баха – «Иллюзии: приключения невольного мессии», 1977 год – тоже стала бестселлером. Но затем ни одно из последующих его творений не удостоилось и малой толики былого сногсшибательного успеха.
Иные из почитателей все еще видят в нем духовного гуру. Они упускают главное.

«Это очень неудобно. Ведь мое послание в том, что во всех нас скрыты огромнейшие силы, которые проявляются благодаря нашему ищущему уму, пытливости, контролю над мыслями. Неповторимая индивидуальность каждой личности – вот что было темой «Чайки Джонатан»».

Развоплощение – такое слово Ричард использует для обозначения смерти. Он говорит: «У меня десять хорьков, один из них развоплотился и помогает писать книгу об ангелах-хорьках». Или: «У меня шестеро детей, один развоплотился в результате автокатастрофы». Ее звали Бетани * (* Погибла в 1985 году. – прим. перев.), и точно также зовут центральный персонаж его первой книги о хорьках. В тот день она была в машине вместе с братом, Джонатаном.

Ричард признает и наличие явных несоответствий: «Меня иногда спрашивают – если ты не веришь в существование пространства и времени, почему тогда носишь наручные часы? Ответ прост: для удобства общения с теми, кто во все это верит».
Другое несоответствие: Бах развелся с актрисой Лесли Пэрриш – после того, как в 1986 году написал настоящую оду их взаимоотношениям, «Мост через вечность».

Не вдаваясь в детали, Бах коротко объясняет: «Она сказала мне – «никогда больше не упоминай моего имени». Я пообещал и с тех пор держу свое слово» * (* Более развернутое объяснение мы находим в притче, которую Бах сочинил в ответ на многочисленные просьбы почитателей пояснить, почему они развелись: «…Но перед расставанием у нее была одна просьба – никогда не упоминать ее имени. До тех пор, пока она не решит написать о себе сама, и пока читатели не начнут покупать ее книги, ее личная жизнь никого, кроме нее, не касается. Он согласился. И каждый из них пошел своей дорогой, благодарный другому за сильные, яркие, важные уроки их долгой супружеской жизни». – прим. перев.).

Вопреки своим проповедующим любовь произведениям, Бах говорит, что был «ужасным» отцом – «Совершенно отвратительным, ни капельки терпения. Холодный и недоступный, с утра до вечера был поглощен полетами и писательством». И хотя его взаимоотношения со взрослыми теперь детьми стали куда как лучше, он признается, что понятия не имеет сколько им всем лет.

Что же до писательства, у Баха все еще полно историй поведать миру, и он влюблен в хорьков – как в средство излить их на бумагу.

Отдыхая после полета в маленьком кафе за бутербродом с сыром, он говорит: «Хорьки, хорьки, хорьки – до самого горизонта».

Источник:
Марк Ранер
«Сиэтл Таймс» от 28 июля 2002 г.
Версия для печати | 27 апреля 2007 | Просмотров: 5847
Copyright © 2006-2010
Адрес для писем: